Все

У НАС ЧЕСТНЫЕ КУРЫ!

Марина Хван — основатель и управляющий партнер крестьянско-фермерского хозяйства «Честная ферма». Сначала я попробовала ее продукт, а потом мы поговорили с Мариной о бизнесе, новых трудностях и российском фермерстве.



Я родилась в Северной Осетии, в городе Беслан. Это совершенно потрясающий город, и я очень люблю свою родину. Мои родители, в частности папа, эмигрировали из Узбекистана, когда это был Советский Союз. А вообще, мои предки из Северной Кореи. Была такая волна в свое время: много корейцев уезжали — кто на Дальний Восток, кто в Узбекистан. Мой дедушка по матери тогда решил, что как раз в Узбекистане климат слишком жаркий, и попал в Северную Осетию. И вот уже в третьем поколении наша семья живет в Осетии. Семья у нас небольшая, у меня есть старший брат, младшая сестра, а я посередине. Я окончила там 109-ю школу, это «Железнодорожная школа», и у нас был интернациональный класс: русские, корейцы, таджики, азербайджанцы, осетины. Жили мы очень дружно и до сих каждый год встречаемся с одноклассниками.





Москва.

В 2003 году мы с подругой случайно попали в Москву. И в тот же год я поступила в Московский психолого-социальный институт на Шаболовке. Сначала училась на очном факультете, потом на заочном, а потом стала работать в ресторане! В то время в Москве открывался ресторан «Сейджи» — дорогущий, японский. В официанты набирали восточных девушек, а тут мы такие стройные, молодые. Нам сшили красивую форму и очень серьезно обучали — только меню изучали две недели, чтобы можно было рассказывать гостям про блюда. И вот в «Сейджи» я познакомилась с Максимом Юрьевичем Поповым — это была знаковая встреча, которая изменила мою жизнь. Он пришел туда управляющим, а через год работы он мне сказал, что пора всё менять: надо отставить поднос и идти работать менеджером. Ему удалось меня уговорить. Это был колоссальный опыт — управлять в ресторане, где ты сама была официантом, тяжело морально и физически. Но я справилась, правда, не без помощи Максима Юрьевича. А потом он пошел на Даниловский рынок, и я за ним. И так до сих пор.




Ферма.

Тогда у меня муж уже вышел на пенсию, он военный. И мы с ним задумались: а чем же мы будем заниматься на старости лет? Друзья предложили посмотреть землю. Долго ездили-искали, и однажды в Рязанской области мы нашли отличный участок. Купили его, а потом приехали наши родители, и мама сказала: «Участок есть, а курочек нету?» Купили курочек. Потом друзья привезли девять баранов, потом уточки появились, затем кто-то корову подарил — и пошло-поехало. Так у нас и организовалось небольшое хозяйство. Но никаких

предпосылок, что это будет ферма, пока не было. Да и все мои друзья сразу захотели домашних кур, ну мы и возили всем в Москву наших курочек. Когда мы пришли на Даниловский рынок, Максим мне говорит: «Ты разве не заметила? Ну нет же домашних кур на рынке. Все говорят — фермерские, а что это за вкус? Вообще не фермерское». И мы решили попробовать и стали продавать наших курочек.





Ошибки.

Когда ты не знаешь, что такое рынок, как он функционирует, ты делаешь ошибки. Прежде всего, надо иметь юрлицо, нужны ветеринарные справки — это значит, надо показать деревню, заключить договор с ветеринаром. Затем у продукта должен быть товарный вид. Курочка должна быть красивая, правильно ощипана, правильно ошпарена и с правильной кожицей. И я познакомилась с одним парнем из Краснодара, он тоже занимался курами, и он приехал и показал, как нужно делать товарный вид! Это целое искусство! Потом начинаешь понимать, что ты не ту породу выращиваешь: оказывается, для жарки одна порода, для супа — другая, а для яиц — третья. Нам потребовалось около года, чтобы все эти нюансы учесть. А еще от продавца зависит весь бизнес. Конечно, мы выбрали симпатичного мальчика с европейской внешностью, повезли его в деревню, заставили его с нами этих курочек погонять, зерно посыпать, даже ролики сняли с ним. И привезли его обратно и сказали: вот теперь рассказывай всё, что видел. Мальчик был хороший, улыбчивый, и какое-то время спустя у нас все пошло.




Ферма — это высокорисковый бизнес. Можно десять лет в него вкладывать и так ничего и не заработать. Сколько раз у меня опускались руки, и я говорила, что всё: давайте продадим, ничего не хочу. А потом садишься и думаешь: уже столько вложено, столько знаешь, ну жалко, давай еще год попробуем. И вот так с 2009 года тянули, и только четыре года назад мы поняли, что мы можем больше, что у нас есть возможность выхода в сети. Я уговорила моего друга из Краснодара стать партнером, и с этого момента мы стали бизнесом — когда научились монетизировать весь свой труд.




Новое время.

Самые первые трудности, с которыми мы столкнулись сегодня в новом времени, это необоснованный рост цен. Я работаю с кормами, с заводами, и когда я проплачиваю заранее 20 тонн корма, а мне его не везут и говорят: ну санкции же, — и требуют еще 30% сверху заплатить за уже оплаченный корм, это как?! И я вынуждена платить дороже за уже оплаченное старое зерно. То же самое с упаковкой: она в один день взлетела на 30–40%! И многие перестали ее отгружать без стопроцентной предоплаты.




Сейчас начался сезон, когда мы завозим птицу, и нас уже предупредили, что будут проблемы с яйцом. Дело в том, что в России нет хорошего инкубационного яйца. Мы работали долгое время с французским яйцом и выводили французскую цесарку, у которой заложил яйцо в инкубатор — и 90% вылупляются. А если закладываешь российское яйцо, дай бог, чтобы 50%... А цена яйца практически одинакова. И в этом году мы не получили ни одного импортного яйца. Конечно, быстренько переобулись, нашли продукт в одном российском хозяйстве. Сейчас заложили — ждем результата.


Плюс у меня лично был очень большой страх, когда все иностранные компании стали массово уходить с нашего рынка. А основной покупатель нашей продукции — немецкая компания гипермаркетов «Глобус». Конечно, мы с ними были все время на связи, какие планы, не уходят ли они. Они нас заверили, что все хорошо, планов уходить нет. Ну а пока, слава богу, стабильно идут заказы, мы научились жить с этими ценами, переориентировались.




Планы.

Мы поняли, что сейчас наше время. И нам шлют очень много предложений зайти в разные точки, мы открыты для новых контактов. Мы сейчас очень интенсивно запускаем производство полуфабрикатов, потому что на них большой спрос. К лету мы всё протестируем и к осени будем заходить в сети.


У нас сейчас на ферме куры, цесарки, индейка, утки, гуси. Хотим расширить кроликов. И у нас увеличивается поголовье баранов — оформляем государственный грант «Семейная ферма», и он как раз предполагает увеличение производства баранины в нашем регионе.




Почему «Честная ферма»?

Это всё с Даниловского рынка, всё придумал Максим Юрьевич. Первую партию куриц мы тогда привезли, и он говорит: «Ну вот же — честные куры с честной фермы!» Как-то он так сказал, сел и за пять минут нарисовал нам логотип: курочку на листике. И всё, мы уже не думали, что это должно по-другому называться. Мы не держим куриц в клетках, они у нас на природе растут, мы стараемся, чтобы они ходили и гуляли. Когда курица гуляет, ее организм насыщается кислородом, и даже ножки у нее такого немножко темного цвета. И все это вы чувствуете во вкусе. У нас честные куры!


#малыйбизнес#среднийбизнес#фермерство#ферма#рязанскаяобласть#домашняякурочка #курица #фермерскоедвижение #честнаяферма #маринахван #никаганич #максимпопов #честныекуры #агротуризм #предпринимательство #домашниекуры

Интервью